Пастырское слово

     Многие из христиан говорят: "и рад бы я помолиться, да некогда сходить в церковь Божию: то дела не пускают, то домашние останавливают". Что сказать таковым? Конечно, все бывает. Случается, что и дела не пускают. Например, если есть в доме больные, как уйти от них, если кроме тебя некому походить за ними?

     Нет добродетели боголюбезнее смирения, нет порока богопротивнее гордости. Смирение уподобляет человека Самому Христу Спасителю: «научитеся от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем» (Мф, 11; 29), — глаголет Господь, а гордость уподобляет человека диаволу:

    По множеству болезней моих в сердце моем, утешения Твоя «возвеселиша душу мою» (Пс. 93; 19), — говорит царственный страдалец, пророк Давид. Он говорит вообще о болезнях сердечных, о скорбях, но истину его слов чаще всего испытывают на себе те великие терпеливцы,

     Горе тому, кто оставляет матерь свою, Святую Церковь Православную; такого человека оставляет и благодать Божия, спасительная. К счастью, Господь и во гневе Своем милостив: и удалившись от заблудшего,

     Смирение наше особенно невыносимо для бесов и противно им. Это докажем мы вам следующими двумя примерами.
Два родные брата-монахи жили вместе и жили в совершенной любви. Дьявол позавидовал этому и захотел их разлучить.

    Хотя Господь и учит нас искать прежде всего Царствия Божия и правды Его (Матф. 6, 33); хотя и уверяет, что если будем искать Его, то и все необходимое для жизни временной приложится нам;

"Слово Твое - светильник ноге моей и свет стезе моей"(Пс. 118, 105)

Когда мы проходим в ночное время через неосвещенное глухое пространство с фонарем в руках - путь наш освещается шаг за шагом; нам виден только один шаг, то местечко,

     Есть ли, братие, в нас такая вера, которой мы могли бы похвалиться пред людьми неверующими? Священное Писание указывает два признака такой веры. Первый признак — исповедание веры устами:

     1. Увы мне бедному! Увы мне несчастному! От огня геенского еще не далек я: еще действуют в душе моей те, которые увлекают в оный человека; еще имеют над сердцем моим силу те, которые хотят низвергнуть меня в вечное пламя; еще не знаю, что будет со мною. Еще не проложил я прямой дороги. Еще не освободился совершенно от власти воздушныя:

     В Прологе, читаем: "Два инока однажды впали в тяжкий грех. Но, по времени, раскаялись и сказали: "ну, какую же пользу мы получили, оставивши ангельский образ и впадши в скверное житие? Не ждет ли нас за сие мука вечная? Пойдем опять в пустыню, покаемся. Господь примет наше покаяние". Сказавши сие, пошли в монастырь, открыли свои грех духовному отцу,