«Служба опеки решила - так будет лучше»

     В Норвегии очередной скандал: у матери-россиянки и её мужа-литовца отобрали троих детей. Девочки переданы в приёмную семью и могут видеть родителей только раз в неделю.

В ситуации разбираются сотрудники нашего консульства. Мама, папа и три дочери - фотографии счастливой жизни. Все перевернулось в один мартовский день. "8 марта пришли службы опеки в Норвегии и забрали наших троих детей, трех девочек", - говорит Татьяна Бендикене. Татьяна родом из Калининградской области, ее муж - из Литвы. В Норвегии семья уже четыре года. Детей забрали сотрудники службы опеки, обвинив в домашнем насилии, причем сослались на показания подруги старшей, 13-летней, дочери. "Допрашивали двух подружек моей старшей дочери. И одна из подружек сказала, что два года назад она видела, как у нас бьют детей папа, мама, бабушка", - рассказала Татьяна Бендикене. Сестры сейчас в так называемой временной приемной семье. Младшие девочки - одной три с половиной, другой пять - даже не знают норвежского. Иногда им разрешают видеться с матерью. "На последней встрече, на второй - с детьми, старшая дочь мне сказала, что ей не разрешают в этой семье разговаривать на русском языке со своими младшими сестрами", - сообщила Татьяна Бендикене. Но в организации "Барневерн" - это норвежская служба опеки, похоже, считают - детям в этой семье лучше, чем с матерью. Татьяна обратилась в российское посольство. Там обещали помочь. "Посольство подобрало для родителей высококвалифицированного адвоката. Мы с ней провели встречу, проговорили алгоритм дальнейших действий. Запланирована встреча с органами опеки на предмет возможности полного закрытия дела". - сообщил заведующим консульским отделом дипмиссии РФ в Норвегии Артем Барков. В посольстве говорят - если бы не звонок о так называемом изъятии, там бы ничего не узнали. Норвежские власти просто не обязаны сообщать - и не важно, что дети Татьяны граждане России. Они под так называемой защитой местных законов, как и остальные дети, живущие в стране, откуда бы они ни приехали. Помочь вернуть детей Татьяна попросила и уполномоченного по правам ребенка Павла Астахова. "Сейчас мы ставим вопрос о том, чтобы к этому делу подключилась министр по делам семьи. В Норвегии есть специальное министерство, которому и подчиняется эта служба опеки детей, госпожа Торкинсен. И мы договорились с послом Российской Федерации в Норвегии, что в ближайшие дни он назначит визит к ней, и все-таки этот вопрос будем подымать на более высокий уровень", - сообщил Астахов. В службе "Барневерн" телефоны отключены, видимо, выходные. Впрочем, интервью сотрудники этой организации и так дают крайне редко. О том, как работает система, рассказывают в министерстве по делам детей и равноправия. "Мы получаем письмо или звонок с информацией о проблемах в семье. В 20 % случаев родители сами просят нас о помощи и посылают запрос. Иногда такой запрос посылают соседи, детский сад или школа. И тогда "Барневерн" начинает расследование. Абсолютному большинству детей помощь оказывается в их семье, но иногда случается, что ребенка нужно перевести в другую семью. В этом случае окончательное решение принимается в суде", - сообщила статс-секретарь Министерства по делам детей и равноправия Ганриетта Вестрин. Иногда - это восемь тысяч случаев только за прошлый год. Случаев, когда дети оказывались в приемных семьях - кто временно, а кто и навсегда. В стране, где все население - 4 с половиной миллиона. Среди них и Светлана Таранникова - у нее отобрали двух сыновей и совсем маленькую дочь. И Татьяна Биткина - ее разлучили с сыном, и родители польской девочки Николы Рыбки - они даже наняли частного детектива и вывезли ребенка из страны. Таких историй много. И службе "Барневерн" достаточно подозрений в том, что ребенку может грозить опасность или родители просто не справляются с воспитанием. И доказывать ничего не нужно. Это мама с папой должны доказать, что не били своих детей и способны о них заботиться. "Мне очень больно, мне просто очень больно, потому что мы никогда с нашими детьми не расставались. И что сейчас происходит - это просто кошмар", - говорит Татьяна Бендикене. В конце мая Татьяне предстоит досудебное слушание - надежда еще есть. Шанс не попасть в безликие цифры статистики, за каждой из которых - трагедия целой семьи. Детей, разлученных с мамой и папой, просто потому что служба опеки решила - так будет лучше.