Религии

Здравствуйте, батюшка.Я верующий человек и очень люблю христианство и Христа. Но мне бы очень хотелось узнать: Вам так часто задают вопросы о других религиях. Мне очень интересно, почему христианская церковь очень агресивно относится к другим религиям. Ведь ислам, буддизм и т.д. точно так же проповедают любовь к Богу, доброту и любовь к ближнему своему. Ведь все религии основаны на этих законах. Как-то Вы написали, что у буддизма и ислама нет образа Божия, что это плохо (это мое понимание трактовки). Но ведь образ Иисуса Христа тоже перерисовывался с давних времен много тысяч раз. И ни один современный человек не знает как Он выглядит на самом деле. Ведь мы обращаемся через икону к Богу, а не общаемся с иконой. А если они обращаются напрямую, то это плохо? Не правильно? Неужели Вы не согласитесь, что все религии имеют одно духовное начало? Была же Вавилонская башня, когда все люди разговаривали на одном языке. Может быть под "одним языком" и понималась вера в Единого Бога? Заранее спасибо.

Ответ: 

Здравствуйте! Православие чуждо беспокойства, или страха, или агрессии, и оно не испытывает презрения к людям других религиозных верований.  Православная Церковь отвергает религиозную нетерпимость и осуждает религиозный фанатизм, откуда бы он ни происходил. Православная Церковь учит, что все люди созданы Богом по образу Его и родственны друг другу и что заповеди Христовы о любви к ближнему не имеют границ. Поэтому преподобный Феодосий Печерский говорил: "Если увидишь нагого или голодного, или в беду попавшего – будет ли то иудей или мусульманин, – ко всякому будь милосерд, избавь его от беды, как можешь, и не лишен будешь награды у Бога, ибо Сам Бог в нынешнем веке изливает милости Свои не на христиан только, но и на неверных". Пример того, как надо с любовью относиться к человеку иной веры, нам дают многие святые отцы. Например, святитель Василий Великий, как написано в его житии, много лет дружил с иудеем, который обратился в христианство лишь за день до смерти святителя. По свидетельству святого Николая Мистика, святитель Фотий Константинопольский имел дружеские отношения с халифом ал-Мутамидом, а святитель Павлин Ноланский поддерживал такие же отношения с язычником Авсонием. Наконец, можно вспомнить слова святителя Игнатия (Брянчанинова), который призывал: "И язычнику окажи почтение, как образу Божию. Что тебе до их немощей и недостатков! Наблюдай за собою, чтоб тебе не иметь недостатка в любви". Я думаю, мы должны оценивать нехристианские религии с позиции трезвой религиозности. С одной стороны, некоторая доля истины, определяющая тот или иной этап на пути духовного развития человеческого рода, есть и во многих нехристианских религиях. Конечно, очень часто она весьма относительна, предельно замутнена и замешана с неправдой, с внесенными лукавым плевелами. В древнем язычестве, к примеру, есть некоторое памятование о первоначальном богообщении человека. Мусульманство хотя и в искаженном виде, но содержит значительную часть книг Ветхого Завета и некоторое повествование, восходящее к писанию Завета Нового. В древнекитайской религии или в традиционных индуистских культах есть определенного рода этика и определенного рода аскетическая норма, воспитывающие в человеке самоограничение ради ближнего, ради высшей духовности. И все это нужно трезво констатировать и признавать как некое положительное начало внехристианских религий, как некий отблеск того первоначального богопознания, которое так или иначе сохраняется в человеческом роде. С другой стороны, при всем уважении к индуизму как религиозной культуре индусов, сформировавшей цивилизацию Индостана на протяжении более чем полутора тысячелетий, при всем уважении к исламу, к мусульманской письменности, архитектуре и т. д. и т. д., нельзя забывать, что как только эти религии входили в соприкосновение с христианством, то все относительно возвышенное и истинное, что в них было, опускалось куда-то глубоко на дно и обнажалась откровенная стихия демонической злобы, неприятия, борьбы с благовестием Христовым, с той абсолютной истиной, которая в полноте своей пребывает только в Церкви. Наиболее яркий тому пример - античная цивилизация. Как вещь в себе относительно значимая, возвышенная, гармоничная и прекрасная, она во многом определила развитие всей европейской литературы, архитектуры, изобразительного искусства. И вместе с тем из житий святых, из исторических хроник, повествующих о первых трех доконстантиновских веках бытия Церкви Христовой, мы знаем о поистине сатанинской истерии гонения на христиан. Греко-римский языческий мир, как соперник христианского, был демоничен по своей природе, и феномен Ерошки лукавого тоже отчетливо проглядывает оттуда. Святые Отцы наши так рассуждают о св. иконах: честь иконы восходит на первообразное, т.е. на того, кого она изображает; кто поклоняется образу, тот поклоняется изображенному на нем. Слово Божие последовательно утверждает, что без принятия Иисуса Христа как Сына Божия невозможно подлинное богопознание: "Всякий, отвергающий Сына, не имеет и Отца" (1 Ин. 2, 23), "кто не чтит Сына, тот не чтит и Отца" (Ин. 5, 23), "никто не знает Отца, кроме Сына, и кому Сын хочет открыть" (Мф. 11, 27). Сам Господь говорит: "Я есмь путь, истина и жизнь. Никто не приходит к Отцу, как только через Меня" (Ин. 14, 6), "видевший Меня видел Отца, Я в Отце и Отец во Мне" (Ин. 14: 9, 11). По свидетельству преподобного Иустина (Поповича), "связь человека с Богом определяется в соответствии со связью, какую кто имеет со Христом. Поскольку не существует Бога без Христа ни на небе, ни на земле, ни под ней". В случае, когда представление людей о Боге радикально противоречит тому, что Он есть на самом деле, они поклоняются не истинному Богу, а выдуманному ими существу или тварным духовным существам. Если же поклонение, которого достоин только Бог, воздается сотворенному предмету (идолу), элементам природы, земным стихиям, мы никак не можем сказать, что люди тем самым воздают почтение Единому Богу. Об этом свидетельствуют и слова апостола Павла, говорившего, что "язычники, принося жертвы, приносят бесам, а не Богу" (1 Кор. 10, 20). Уместно напомнить так же замечательные по своей трезвости слова святителя Игнатия (Брянчанинова): “Напрасно ж ошибочно вы думаете и говорите, что добрые люди между… магометанами или буддистами спасутся, то есть вступят в общение с Богом! Напрасно вы смотрите на противную тому мысль, как бы на новизну, как бы на вкравшееся заблуждение! Нет! Таково постоянное учение истинной Церкви: признающий возможность спасения без веры во Христа отрицается Христа и, может быть не ведая, впадает в тяжкий грех богохульства”. Храни Вас Господь!