Прости меня, Господи

Прости меня, Господи

 

Священник Артемий Владимиров

Многие из наших соотечественников ныне с болью видят, что с Русской землей, нашим возлюбленным отечеством, совершается нечто трагическое. Целостная некогда Родина распадается на разрозненные и , что всего страшнее, враждебно друг к другу относящиеся части. Всматриваясь в причины этого распада,мы осознаем: потеряна вера, потеряна культура,потеряно экономическое единство.А мне пришло на ум недавно, что все свершающееся ныне с нами есть праведное воздаяние Божие.

Около столетия тому назад Федор Михайлович Достоевский писал о слезинке невинного младенца , из-за которой он и его герой готовы были отказаться от мировой гармонии. Если вдуматься, становится очевидным: то, что сейчас на нашей земле ежедневно свершается по нескольку тысяч убиений утробных младенцев и расчленяется под ножом убийц младенческое тельце , еще не успевшее явиться на свет Божий, убивается младенческая душа, и является главной причиной всех и всяческих внешних распадов, трагедий и того смутного времени , которое мы переживаем. Безмолвный крик каждого такого младенчика восходит на небеса и вопиет об отмщении за злодеяние. Поистине, только лишь вырвавшись на свет Божий, усвоив уму и сердцу истины веры и нравственности христианской, мы можем увидеть ту страшную непроницаемую тьму греха, которой ныне окутана вся земля, и наше Отечество в частности. И можем ужаснуться той мере безмерного злодеяния, которое ныне свершается и не вызывает ни у кого ни чувства отвращения, ни стыда, ни покаяния.

Когда зачинается телесный состав будущего человека, Господь непостижимо созидает из небытия в бытие бессмертную, по образу и подобию Божию созданную человеческую душу. Поэтому зачатие - это подлинное таинство. И Церковь особыми празднествами именует зачатие Иоанна Предтечи, Пресвятой Владычицы Богородицы. Раскрывая Библию, мы находим в ней такие слова: "Ты, Господи,хранишь младенцев". Господь не только созидает младенческую душу и тело, но и премудро взращивает плод во чреве матери, готовя его к исхождению на свет Божий. В самое естество человеческое, душу и сердце матери вложен инстинкт, безотчетное стремление делать все, что только способствует сохранению,возрастанию дитя. И, следуя этому инстинкту, она приближается к раскрытию своих сил в служении материнства.

Но современный человек извратил замысел Божий о себе. Даже в мире животных, в мире бессловесных и неразумных созданий,мы не встретим ничего подобного тому, что ныне совершается в нашем грешном мире,в наших грешных и испорченных сердцах. Отойдя от Бога, отчуждившись от света веры, надежды и любви, люди, потеряв разум, подпав под власть демонической гордыни, эгоизма, себялюбия, Богоучрежденное супружество, которое даровано нам для продления человеческого рода, превратили в лобное место, в кровавую бойню. И то страшно, что, думая наслаждаться счастьем, радоваться полноте жизни,мы, несостоявшиеся отцы и матери, сговорились и восстали,всю свою убийственную злобу обратили на собственную кровиночку, на Богом нам дарованных детей. У самого Цицерона не хватило бы духа, взирая на нас, произнести свое известное изречение: "O tempora, o mores" - "О времена, о нравы", - потому что таких страшных времен не было даже в самые темные и жестокие языческие эпохи.

И это помрачение свершается прежде всего потому, что мы забыли о словах, исшедших из уст Господа и обращенных к Адаму и Еве, - о словах,полагающих основу всякого человеческого супружеского союза:"Плодитесь и множитесь,и наполняйте землю и обладайте ею".Супружество с точки зрения разумного человека не удовольствие, не разврат, оно не тешит нашу плоть, но супружество - это подлинное служение, на которое Сам Бог поставляет жениха и невесту. Супружеская любовь не существует сама по себе, она немыслима для христианина вне духовного и душевного единения любящих друг друга мужа и жены. Телесная любовь освящена светом верности Богу, Который сказал:"Жена спасается в браке чадородием, если пребудет в вере Богу, в верности мужу и детей станет воспитывать в заповедях Господних".Телесная любовь выполняет в супружестве задачу созидания.Она дана не сама по себе, а во имя чего-то, во имя кого-то - во имя детей , которые являются чудом Божественной премудрости и благословением Божиим. Если бы современные супруги понимали, что, когда они сочетаются в любви, то сочетаются ради исполнения воли Божией; если бы они чувствовали себя орудиями и инструментами в руках промысла Божия,дивным образом умножающего наш род; если бы супруги понимали, что они принадлежат не самим себе и своим удовольствиям,но Богу, Который чрез нас творит личность, созданную по образу Его и подобию, словом, если бы супружество было заквашено духом жертвенной любви,а не холодной похоти и эгоистического расчета, то никогда никому и на ум бы не пришло чинить себе препятствие в том деле, на которое поставил нас Господь.

Святая матерь-Церковь, в таинстве венчания освящая служение супружества, молится о даровании нам благословенного потомства. И как страшно бывает священникам, когда на исповедь приходит женщина и раскрывает эту страшную, кровоточащую и никогда не заживающую язву - исповедуется в убийстве не чужого , а собственного, Богом данного ей ребенка. Руки и сердце такой женщины обагрены кровью, которая вопиет на небо, так же как и кровь Авеля, убитого его родным братом.

Древние церковные правила отлучали от храма, от святого причастия христианку, посягнувшую на детоубийство. Всю жизнь она должна была стоять в притворе и, не смея войти во святилище, храм Божий, смиренно плача, просила входящих походатайствовать пред Господом и Божией Матерью об оставлении ее греха. Лишь оказавшись на смертном одре, кающаяся грешница сподоблялась святых Христовых Таин с надеждой на неизреченное милосердие Божие. Столетие или несколько спустя, когда ревность Богоугождения в людях стала угасать, а немощи человеческие возрастать, святые отцы положили для убийцы-матери отлучение на пятнадцать лет. По самому строгому канону таковые каялись, сознавая себя более чем в течение десятилетия недостойными приступить к чаше - источнику вечной жизни.

Большинство из приходящих ныне на исповедь уже задолго до встречи со священником в душе познают ужас содеянного. Ибо и самая жизнь; и пошатнувшееся телесное здоровье;и всевозможные женские болезни - праведное воздаяние за грех детоубийства; зачастую невозможность уже более рожать здоровых детей; беды, которые случаются с теми детьми, что родились после аборта,- все это в совокупности набатным колоколом бьет в совести матери, понуждая ее как можно скорее открыть язву детоубийства на исповеди. Лишь в редких случаях , вопрошая женщину об абортах, священник слышит такой ответ:"Да кто ж знает,сколько их было. Как у всех, штук восемь - двенадцать". Это - смерть души, когда собственных детей, с которыми мать-убийца встретится у престола Божия и которые будут свидетельствовать на нее пред Господом, - смерть души заставляет именовать детей штуками. К ужасу нашему, скажем, что иногда женщины, пришедшие по недоразумению на исповедь, вступают со священником в единоборство: "А что же, нищету, что ли, плодить?.." Если супруга не желает быть матерью или муж, именуя ее своею женою, не хочет иметь от нее детей,то совесть властно запрещает даже приступать к супружескому ложу. Любой компромисс, который мы будем заключать со своей совестью, больно отзовется в душе, и женщина, которая знает тайну супружества, но не знает его плодов, всегда будет чувствовать расколотость в своем сердце, чувствовать себя недостойной взирать на светлый лик Творца. Но священнику даны бывают слова, а сердце матери не каменное - чтоб, отрешившись от этого ослепления и ожесточения, она смогла увидеть в свете Божественной правды всю глубину и размеры содеянного беззакония.

Впрочем, не будем винить только жен. В грехе аборта в такой же мере повинны и мужчины, от которых были зачаты нерожденные дети. Поэтому всякий христианин, чья супруга или, так сказать, знакомая четвертовали собственное дитя, должен считать себя причастным этому греху, если только он не прилагал всевозможных усилий и словом и делом, дабы предотвратить непоправимое.

По-человечески говоря, сей грех простить невозможно. И лишь Господь, Которого мы пригвоздили ко Кресту нашими грехами, множественными и страшными, лишь Единый Господь, будучи не только человеком, но и Всемогущим Богом,силен Своею собственной живоносной кровью омыть этот страшный - пожалуй, самый страшный, - грех человеческий. Всякая женщина, которая начала каяться в том, что содеяла по молодости, по слабости своей, по неведению, по насилию сродни- ков, по помрачению души, должна знать, как именно ей каяться в этом грехе, дабы Бог простил его и изгладил, дабы затянулась страшная рваная рана в душе, дабы исходатайствована была нами милость и для убиенных нами детей.

Прежде всего, восчувствовав всю дикость и безбожие содеянного, нужно в мыслях впредь отказаться от подобного греха, от возможности его совершения. Притом подобает осудить именно самое себя, а не обстоятельства, не приговор врачей, не соединенные усилия сродников, толкавших нас на убийство нашего ребенка. Во-вторых,должно полно, с глубоким сокрушением исповедовать содеянный грех, назвав священнику, сколько же нерожденных детей у нас на счету,и каяться даже в выкидышах - этих несчастиях супружеской жизни,которые бывают часто обусловлены либо предшествующими абортами, либо нежеланием сохранять ребенка во чреве.Ибо единый душевный импульс может повести к извержению плода из чрева матери. Покаявшись в этом грехе у креста и Евангелия в православном храме, мы должны получить у священника епитимью, покаянное правило, которое необходимо совершать со всею тщательностию, дабы душа, израненная беззакониями, обрела возможную цельность и чистоту.

Общие слова об этом правиле могут быть сказаны следующие: по числу содеянных абортов христианке подобает полагать утром и вечером в течение сорока дней земные поклоны,осеняя себя крестом,опускаясь на колена и затем склоняясь челом долу. С каждым земным поклоном хорошо сочетавать и покаянную молитву. Молитва может быть произнесена такая: "Прости меня, Господи, чад моих в утробе убившую. Да будет с ними милость Твоя". Или: "Прости меня, Господи, за содеянные утробные убийства. Да будет со чадами моими святая воля Твоя".В покаянном дерзновении мать может молиться и так: " Прости меня , Господи, за чад моих нерожденных и мною убиенных. Крести их в море щедрот Твоих". Этими словами мы вверяем Богу младенцев, твердо веруя, что если Он, всещедрый,находит милость для детоубийцы, то не лишит Своей милости и света Своего тех,кто был убиен, не сподобившись Святого Крещения. К этому должно присовокупить соблюдение поста в среду и пятницу: как заповедует нам Церковь, воздерживаться от мясной и молочной пищи. По усердию кающейся христианки епитимья может быть продлена.

Хорошо выделить понедельник, среду и пятницу к прочтению особых молитв. Скажем, в понедельник читать канон ангелу-хранителю, помещенный в книге "Молитвослов" или "Молитвенник" Русской Православной Церкви; в среду читать канон молебный Богородице, а в пятницу - покаянный канон Господу нашему Иисусу Христу. Особо я рекомендовал бы молитву Иисусову: "Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешную". Ее нужно читать неспешно, со вниманием, сознавая себя предстоящей живому Богу, взор Которого проникает в сердечные наши глубины. По достатку времени такую молитву нужно читать сорок, пятьдесят,сто раз на дню, но непременно с покаянием и сознанием того,Кто слушает нас и кто молится Всесвятому Богу. Молитву эту по нужде можно читать и вне дома, ибо у многих христианок жизнь сейчас обременена множеством дел и обязанностей. И конечно же, каясь в этих смертных грехах, мы не должны допускать уныния и отчаяния до нашего сердца, потому что верен Бог, обещавший простить всякого искренне кающегося пред Ним человека. Нам оставлена надежда, что воскресший из мертвых Господь, победивший диавола и поправший смерть, силен помиловать душу, осуждающую себя здесь, и ввести ее в вечную жизнь. Силен не лишить милости Своей и тех, за кого мы молимся,чью жизнь не сберегли по жестокосердию и помрачению души.