Суеверия, будто понедельник день несчастливый

Суеверия, будто понедельник день несчастливый

 

Святая Церковь, как положено в церковном уставе, в понедельник каждой седмицы правит службу бесплотным Силам. Почему в ряду дней седмицы, в каждый из которых совершается воспоминание тех или других святых, или целого разряда святых, бесплотным Силам, т.е. Ангелам, посвящен первый после воскресения день - понедельник? Потому что по высоким достоинствам своей природы и по неизменной святости они в ряду тварей, за исключением Богоматери, честнейшей Херувимов и славнейшей без сравнения Серафимов, занимают первое место, да и прежде прочих тварей получили бытие. Это первенцы в порядке сотворенных существ. Но, отличаясь от прочих седмичных дней как день, посвященный особенному призыванию и прославлению бесплотных Сил, понедельник сам по себе как известный период времени ничем не отличается от других дней. Это так ясно, так само собою понятно, что не следовало бы и упоминать об этом, если бы нам не было известно предубеждение многих, даже и православных, против понедельника: они в ряду семи дней недели различают дни хорошие и плохие, легкие и тяжелые. К тяжелым дням они причисляют понедельник вместе со средою и пятницей. Понедельник, говорят, черный, тяжелый день. В понедельник нельзя ни за что важное приниматься - удачи не будет, нельзя никуда выезжать. В понедельник давать деньги - всю неделю расходы и т.п. Отчего произошло такое мнение о понедельнике, отчего он возбуждает в некоторых такой страх? Простое наблюдение над людским поведением отчасти разрешает этот вопрос. Понедельник, действительно, тяжел, полон тревог и неприятностей для тех, которые накануне его провели время беспорядочно. Так рабочий, если весь воскресный день провел в пьянстве, проснувшись в понедельник утром, чувствует себя тяжело и вместо того, чтобы приняться за работу, снова начинает пить и тем еще пуще расстраивает себя. Человек светский воспользовался досугом воскресного дня для того, чтобы не только весь этот день, но и следующую за ним ночь провести в суете и непохвальных развлечениях. Само собой разумеется, что после ночи, проведенной в карточной игре, в играх, в забавах, в невоздержании, он поднимается в понедельник с тяжелой головой, весь день испытывает неприятное ощущение и не способен к деловым занятиям. Для всех таких людей понедельник, действительно, тяжелый день, но тяжелый не сам по себе, а по злоупотреблению временем. Кто правильно пользуется временем, не тратит его на губительные для души и тела удовольствия и развлечения, для того понедельник такой же легкий день, как и прочие дни, и даже после освежения сил воскресным отдыхом легче. А для человека, неправильно пользующегося временем, не один понедельник, но и всякий другой день после беспорядочного поведения накануне может быть тяжелым, и дурные последствия такого поведения отзовутся, пожалуй, на несколько дней, а не на один, иногда на всю жизнь. С чего же взяли люди, будто понедельник сам по себе тяжелый день, независимо от их поведения, будто в этот день опасно предпринимать что-нибудь важное и собираться в дорогу? Из того, что он тяжел для предающихся пьянству и разгулу, следует ли, что этого дня должно бояться всякому? Страх в понедельник, как день тяжелый, начинать какое-либо дело, кроме того, что ничем не оправдывается и противен здравому смыслу, оскорбителен для Бога, ибо с каждым днем обновляется милость Божия к тварям, и ни одного дня в седмице Он никогда не отмечал неизгладимою печатью Своего неблаговоления. Прочтите сказание Моисея о сотворении мира - вы увидите, что Господь все дни творения благословил, и в числе их второй день, соответствующий нашему понедельнику. В этот день Он создал твердь, т.е. раскинул над землею голубой небесный свод, словно шатер, разделив воды под твердью от вод над твердью, через что открылась удобная среда для движения воздуха и для распространения света. Как необходимы и благотворны для всего живущего воздух и свет, всякий знает. Мог ли поэтому Творец не одобрить созданной Им тверди? И Он одобрил ее: И нарече Бог твердь небо. И виде Бог, яко добро. И бысть вечер, и бысть утро, день вторый (Быт. 1, 8). А одобрение созданного во второй день прямо простирается и на самый этот день. Можно ли теперь, и не богохульно ли, второй день седмицы, т.е. понедельник, ознаменованный великим, благотворным для всех творений деянием Творца, называть днем худым, черным, тяжелым? Нет, Он не творил дней худых, черных, тяжелых, и не только каждый день освятил Своим благословением, но по окончании творения все сотворенное, следственно все дни творения, одобрил (Быт. 1, 31). Правда, Господь, сотворивший мир и одобривший все сотворенное, наводит иногда на людей в наказание за грехи их дни злые. Всякий народ помнит дни своих бедствий и оплакивает их, как иудеи некогда на реках вавилонских оплакивали день Иерусалимль, день падения своего священного города и с ним государства, каждому человеку памятны дни горьких событий в его жизни. Но как народные, так и частные бедствия не всегда совпадают с понедельником. Господь, когда захочет наказать нас, может сделать и делает для нас злым всякий день, и день Светлого Воскресения может превратить, и превращает, в день тяжкой скорби посланием на нас мучительной болезни, смертью близких, пожаров и т.п. А когда захочет явить нам милость Свою, и день будничный, какой бы ни был - понедельник или другой день - Он обращает в светлый праздник дарованием нам того или другого блага. Для Господа, владыки дней и лет, в этом отношении нет различия между днями. Зачем же люди, оскорбляя Бога, именно понедельник почитают злым, черным, тяжелым днем? Не думают ли, что понедельник находится под особенным влиянием и даже властью злых, темных сил? По отношению к людям, ведущим себя беспорядочно в понедельник, это, пожалуй, отчасти справедливо. Не имея в себе самих настолько самообладания, чтобы держать свою волю в повиновении воле Божией, они, естественно, легко подчиняются воле и козням врага Бога и людей. Но тем, которые, по наставлению апостола, трезвятся и бодрствуют, чтобы не сделаться добычею диавола, с львиною свирепостью и со змеиною хитростью готового напасть на них, он в понедельник так же не опасен, как не опасен во всякое другое время, особенно если они прибегают с молитвою к святым бесплотным Силам, готовым покрыть нас кровом крыл невещественной своей славы во всякий день, и в понедельник тем более, что в этот день святая Церковь усугубляет свои молитвы к ним. Итак, если кто паче чаяния верит в существование дней тяжелых и боится понедельника как одного из таковых, то да раскается в этом заблуждении и отложит суеверный страх.